Una Voce Russia
Сохранение вероучительной, исторической и культурной идентичности Католической Церкви в России.
Анатолий Чистов. (c) Фото из архива Una Voce Russia.
R.I.P.
Анатолий Чистов
30.VIII.1970 † 23.VII.2012
магистр истории Гейдельбергского университета, работник прихода Непорочного Зачатия в Москве, член Una Voce Russia с 2005 г.
 In paradisum deducant te Angeli; in tuo adventu suscipiant te martyres, et perducant te in civitatem sanctam Jerusalem. Chorus angelorum te suscipiat, et cum Lazaro quondam paupere aeternam habeas requiem.
Все новости

 

Заявление Совета Ассоциации Una Voce Russia в связи с публикацией декрета «О правилах использования Римского Миссала 1962 года на территории Римско-католической Архиепархии Матери Божией в Москве»

Quis autem ex vobis patrem petit panem, numquid lapidem dabit illi?

Если кто из вас попросит у отца хлеба, разве тот даст камень?

(Лк. 11:11)

11 февраля 2022 г., в праздник Лурдского явления Пресвятой Девы Марии, Архиепископ Павел Пецци, Митрополит Архиепархии Божией Матери в Москве, издал декреты «О правилах использования Римского Миссала 1962 года на территории Римско-католической Архиепархии Матери Божией в Москве» и о назначении Делегата для исполнения вышеуказанного декрета и священников, которым предоставляется «постоянное разрешение для служения Мессы по чину 1962 г.» С текстом декретов можно ознакомиться на различных официальных и неофициальных ресурсах в сети интернет. При всей долгожданности этих документов, первый из них вызывает у нас ряд вопросов.

Общеизвестно, что Международная федерация Una Voce, как и входящая в нее Ассоциация Una Voce Russia, признают и всегда признавали магистериум и административные решения Вселенских Соборов, Римских Пап и местных Ординариев в той мере, в которой этого требует Католическая Церковь от своих верных чад. Не являются исключением решения II Ватиканского Собора и Римских Пап от св. Иоанна XXIII до Франциска. В то же время, заботясь о благе Церкви, в ряде случаев мы задаем вопросы и высказываем свои критические соображения, в том числе и публично, что является нашим правом, а в некоторых случаях — ​и обязанностью (кан. 212 ККП).

Если верно, что motu proprio Папы Франциска «Traditionis custodes» стало ответом на «неприятие не только литургической реформы, но и II Ватиканского Собора, с необоснованными и несостоятельными утверждениями, что он предал Предание и „истинную Церковь“» (Послание епископам…), то этот ответ не просто вводит в церковную жизнь принцип коллективного наказания равно виновных и невиновных. Документом «Traditionis custodes» приверженцы традиционного обряда Римской Церкви наказываются тем тяжелее, чем сильнее они считают своей моральной обязанностью повиноваться церковным властям. Более того: тех, кто не желает пребывать в единстве с Церковью, эта кара не затронет вовсе; со всей силой она обрушивается на тех, для кого это единство — ​неотъемлемая часть их веры, самой их жизни (о нашем отношении к данному вопросу см., в частности: Публичное заявление Ассоциации Una Voce Russia в связи с выходом Общества Святейшего Сердца из общения с Католической Церковью). Под предлогом наказания виновных произошла несправедливая дискриминация и стигматизация верных чад Католической Церкви. Очевидно, Святой Престол желает, чтобы «Церковь слушала», но не всех; чтобы «пастыри пахли своими овцами», но не всякими; встретить верных там, где они есть, но не всюду…

Неужели настолько неудачной оказалась осуществленная после II Ватиканского Собора литургическая реформа, что небольшие группы верных, всегда сохранявших приверженность традиционному богослужению Римской Церкви или открывших его для себя благодаря подлинной пастырской щедрости Папы Бенедикта XVI, проявленной им в motu proprio «Summorum Pontificum», представляют для нее опасность? Действительно ли нет другого способа защитить ее от этих мирян и сравнительно немногочисленных священников, нежели прибегнуть к запретам и ограничениям?

Если эти вопросы являются риторическими и к тому же могут быть адресованы не к Митрополиту Павлу Пецци, а скорее к высшим должностным лицам Святого Престола, то к своему Архиепископу мы можем обратиться с более конкретными вопросами: «Владыка, на протяжении нескольких лет, когда Вы имели возможность наблюдать за жизнью московской общины католиков, приверженных т. наз. экстраординарной (дореформенной) форме Римского обряда, окормляемой священниками согласно Вашему предыдущему декрету от 8 апреля 2008 года, замечали ли Вы нечто противное католической вере и здравой нравственности? Были ли эти недостатки настолько существенными, чтобы Вы сочли необходимым ущемить нас еще в большей степени, чем это сделано в motu proprio „Traditionis custodes“, где ничего не говорится о необходимости разрешить богослужения согласно традиционному чину лишь дважды в месяц?

„Насильно мил не будешь“, — гласит русская пословица. Большинство членов нашей Ассоциации пришло в Католическую Церковь сознательно, и среди них немало таких, кого привлекла в нее именно традиционная латинская литургия. Но в самом ли деле кто-то может подумать, что наше отношение к послесоборной литургической реформе (признаем, достаточно скептическое, поскольку „действительность и легитимность“ не означают „уместности и правильности“) вызвано недостаточным знакомством с новым обрядом, и что ограничением — ​хорошо, что не полным запретом — богослужений согласно традиционному обряду можно поспособствовать тому, чтобы у нас зародилась искренняя любовь к новому?»

Тем более, что желание лишить нас полноценного литургического окормления в родном для большинства членов нашей Ассоциации обряде, проявленное в пп. 6 и 12 декрета, не приводит к необходимости посещать литургические служения, совершаемые согласно реформированным чинопоследованиям, для формального исполнения требований канонов 1247–1248 ККП, поскольку и в Москве, и в Санкт-Петербурге регулярно совершаются католические богослужения Византийского обряда, а в Москве также и Армянского. Кроме того, нельзя не упомянуть и о том, что хотя Ассоциация никогда не рекомендовала своим членам участие в богослужениях, совершаемых духовенством Священнического братства св. Пия X (FSSPX) (см.: «Об отношении Ассоциации Una Voce Russia к Священническому братству св. Пия X (FSSPX)»), несомненен тот факт, неоднократно подтвержденный документами компетентных органов Святого Престола, что верные могут исполнять воскресную обязанность и на этих богослужениях, а любые претензии касательно инкардинации и других аспектов канонического положения священников FSSPX могут предъявляться лишь к ним самим, но никак не к мирянам.

Кроме того, согласно документам Святого Престола (в частности, апостольскому посланию «Misericordia et misera», опубликованному Папой Франциском 20 ноября 2016 г., и письму тогдашнего префекта Конгрегации вероучения кардинала Герхарда Мюллера от 27 марта 2017 г.), священникам Братства св. Пия X разрешено принимать исповеди и ассистировать при бракосочетаниях с использованием дореформенного Rituale Romanum. Однако теперь в нашей Архиепархии это запрещено тем священникам, чье каноническое положение полностью урегулировано. Таким образом, опять складывается парадоксальная ситуация, когда венчание, крещение младенца, миропомазание подростка и даже отпевание умершего в соответствии с дореформенным чином разрешены верным, но только при условии, что они не станут обращаться к официальным церковным структурам.

Что касается п. 11 декрета, согласно которому «в день священнопразднования Святой Мессы по чину 1962 г. на священника, служащего ее, не распространяется разрешение совершать священнопразднование Евхаристии более одного раза в день», мы вынуждены заметить, что и это — ​собственная инициатива Архиепископа Павла Пецци. В motu proprio «Traditionis custodes» об этом ничего не говорится; и даже если рассматривать Responsa ad dubia арх. Артура Роуча как некий церковный закон, вводящий дополнительные по отношению к motu proprio ограничения (что в действительности не так, поскольку по своей природе любые Responsa лишь толкуют существующие законы, а не вводят новые), то и там речь идет только о будних днях, но никоим образом не о воскресеньях. Таким образом, в ситуации, когда многие священники в Архиепархии служат по новому обряду дважды и, возможно, даже трижды в день (с разрешения Ординария, в полном соответствии с кан. 905 § 2 ККП), мы не можем рассматривать это ограничение иначе, как проявление несправедливой дискриминации.

В заключение находим необходимым добавить, что по совести считаем принятие motu proprio «Traditionis custodes» несправедливым решением, наносящим ущерб вере и нравственности, и возносим к Отцу Небесному, Которому принадлежит высшая власть в Церкви, мольбы о том, чтобы этот документ был как можно скорее отозван, а вместе с ним — ​и все основанные на нем акты.

Станислав Струтинский,

председатель Ассоциации Una Voce Russia

Михаил Гааз, секретарь

члены Совета:

Антон Агапов-Стрижаков

Евгений Крашенинников OPs

Олег-Михаил Мартынов

Мария Платонова

Евгений Розенблюм

13 февраля 2022 г.,

Воскресенье Septuagesima

- UVR

Associatio Una Voce Russia, MMVIII-MMXXII. Главный программист: Алексей Колчин.