Una Voce Russia
Сохранение вероучительной, исторической и культурной идентичности Католической Церкви в России.

Oremus pro Antistite nostro Paulo. Stet et pascat in fortitudine tua, Domine, in sublimitate nominis tui.
Все новости

 

Проповедь епископа Атаназия Шнайдера

на Торжественной Понтификальной Мессе
15 октября 2011 г.
в церкви св. Людовика (Москва)

 

Слава Иисусу Христу!

 

Дорогие братья и сестры во Христе! "Верую в Католическую Церковь" - "Credo in sanctam ecclesiam catholicam". Эти слова символа веры большинство католиков всего мира говорят ежедневно в своих молитвах, особенно молясь молитву святого розария. Что обозначают эти слова? Какой более глубокий смысл они имеют? Если мы исповедуем веру в Католическую Церковь, то мы исповедуем веру в то, что сам Бог сотворил. Христос сотворил Церковь, и она только одна и единственная и эта Церковь и есть Католическая, ибо она имеет все те свойства, которые Бог вложил в нее при ее создании.

Христос дал своей Церкви видимость и конкретность. Он сказал, что церковь одна и эта Его церковь. Он ее создал не только на невидимом, но и на видимом камне, т.е. знаке, который есть апостол Петр и каждый из его преемников. При наличии бесчисленных расколов и раздоров среди учеников Христовых и среди епископов, преемников апостолов, уже с самого начала исторического существования Церкви до наших дней, Петр и его преемники, Римские Понтифики, вновь и вновь показывают миру всю истину Божественных слов: "на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф 16, 18). Уже с ранних времен, во дни Отцов Церкви слышались эти слова: "Где Петр, там Церковь" ("ubi Petrus, ibi ecclesia"), слова, приписанные святому Амвросию Медиоланскому. Кто с Петром и с его преемником, тот без сомнения в единой Церкви Христовой. Поэтому все гонители Церкви и все раскольники во все времена пытались отколоть верующих от Петрова камня, который есть кафедра Римская.

В сталинские времена, в одни из самых суровых гонений Церкви, русские католики, хотя они и были весьма маленьким стадом, дали пламенное свидетельство веры и верности Христу. Конкретным предметом испытания этой верности являлось единение с Петром и с его преемником, Папой Римским. Из-за этого католические священники и верующие, в особенности - католики восточного обряда, страдали в тюрьмах и лагерях. Страдали, конечно, и верующие других конфессий из-за их верности Христу.

То, что давала этим сокровенным героям веры силу не только терпения, но и духовного мира в бесчеловечных обстоятельств тюрьмы и лагеря, это была святая Евхаристия, а именно Евхаристическая жертва Христа и Его реальное присутствие в пресуществленных Дарах. Читая свидетельства их жизни, мы открываем для себя сегодня пример их глубочайшей веры в тайну пресвятой Евхаристии, их пламенной живой любви и трепетного благоговения по отношению к этой величайшей тайне нашей веры, ибо они знали: Евхаристия – это Господь! "Dominus est". И этим все сказано.

Приведем нам на память несколько высказываний этих святых страдальцев Христовых из Соловецких лагерей того темного времени. Эти высказывания уже не требуют какого либо комментария. Из воспоминаний о. Доната Новицкого: "Продолжительное время мы совершали свои обедни на чердаке под крышей, стоя все время на коленях, так как выпрямится во весь рост было невозможно... С 1931 года семеро священников (5 западных и 2 восточных) служили ежедневно... св. обедни с интенцией удовлетворения Господу Богу за все совершаемое в России зло и, во-вторых, с просьбой об обращении России... Русские католики говорят, что они должны неизменно стоять на своем посту, страдать и молиться и, как добавляют некоторые, делать это и в том случае, если бы знали, что плоды этих страданий и жертв Господь направляет в другие области. Большая же часть русских католиков думает, что не их дело судить о временах и сроках духовного возрождения России; что нужно страдать до тех пор, пока Господь требует этого, что цена страданий весьма относительна, и только большим терпением и отрешенностью можно приблизить этот желанный для них момент. Прекрасно выразил роль русских католиков в настоящее время о. Экзарх [блаж. Леонид Федоров]. Он сказал: "Мы - удобрение для духовного возрождения России". Западные отцы, которые встречались с русскими католиками (священниками, сестрами, мирянами), всегда восхищались их глубоко христианским настроением, бесстрашием, неутомимой энергией и готовностью принести себя в жертву до конца".

Священник Николай [Александров] «ежедневно направлялся в часовню. В течение зимы он пропускал 2-3 посещения часовни из-за сильных снежных заносов, ежедневно вставал он после изнурительного трудового лагерного дня в 5-5 1/2 часов и, запасшись маленькой порцией вина, которое заранее соединял с 1-2 каплями воды и просфоркой, спешил в часовню, с таким расчетом, чтобы вернуться домой, позавтракать и успеть на работу... Наше объединение около Евхаристического Иисуса было также местом наших духовных радостей... Благодарю Бога, что я был на Соловках: нередко ощущал я в этом страшном месте дыхание неба и переживал там редкие по своему величию радости...

Я всегда замечал, что ревностные почитатели святой Евхаристии и вообще священники, которые по общему признанию отличались высоким благочестием, стояли за то, чтобы всякую возможность использовать для служения святой литургии, не загадывая далеко вперед и не пугая себя и других разными страхами. Это был как раз тот стиль, которого держалась наша группа восточников, первая водрузившая на острове пыток и смерти знамя Католической Церкви. Мы держались принципа... - на все смотреть глазами веры и всегда радоваться, служа истине и наслаждаясь ею в каждый данный момент".

Автор предыдущих слов, Донат Новицкий, оставил следующее потрясающее свидетельство о своем тайном рукоположении в Соловках: "Все присутствующие и я переживали совершенно особые чувства. Мои друзья говорили после, что была обстановка катакомб: в убогой часовне, на простой скамеечке вместо кресла, сидел молодой Епископ [Болеслав Слосканс]... Епископ служил без митры и без пасторала: сиявшее в его лице и говорившее само за себя высокое духовное совершенство как бы заменяло эти обычные видимые знаки епископской власти. В часовне чувствовался аромат благодати. Мы ощущали, что и здесь, на этом страшном теперь острове, полны реального значения слова Иисуса Христа. "Се Аз с вами во все дни"... "врата адовы не одолеют", - т. е. и здесь, на Соловках, Господь помогает Своей Церкви делать то, что Он находит нужным, и укрепляет нашу веру для перенесения тех страданий, необходимых для Его планов спасения овечек отторгнутого стада. Еще более глубоко и торжественно настроение было в нашей незабвенной часовне через день, т. е. 7. IX. 28 года. Я не мог удержаться от тихих и радостных слез, когда преосвященный Болеслав возложил на мою голову руки и произнес: "Accipe Spiritum Sanctum", и когда затем и другие страдальцы за Святую Церковь тоже прикоснулись к моей голове. Знаю, что такие минуты уже не повторятся в моей жизни... Я ощущал, что главная сила, которою я мог служить Богу в заключении, это - Святая Жертва. Я чувствовал, что Христос - навеки мой, а я - слуга Его для облегчения Его страданий в схизме. Душа моя чувствовала и говорила только одно: "Господь мой и Бог мой"...

Дорогие братья и сестры, эти примеры должны нас тронуть и ободрить в упражнении и жизненном переживании нашей святой католической веры. Для наших святых страдальцев Евхаристия была центром каждого дня и истинной целью всей жизни, и в убогих условиях катакомб они проявляли величайшую благоговейную внимательность в почитании пресвятой Евхаристии. Ни одна деталь чина и внешних жестов почитания не была для них второстепенной. Какой пример это для нас! Будем свято соревноваться с ними в нашем евхаристическом благоговении. Конкретные возможности такого почитания указывает нам Петр наших дней, Папа Бенедикт XVI. Уже на протяжении нескольких лет верующие принимают по желанию Папы из рук его святое Причастие коленопреклоненно и в уста, и это не только в Риме, но повсюду, куда Папа приезжает. Не было ли бы то знаком веры и верности Папе, если бы все поместные католические Церкви латинского обряда, все епископы и священники рекомендовали и распространяли бы этот данный Папой пример евхаристического почитания, именно с целью оказать Божественному величию Христа, скрытому в скромном виде хлеба подобающую честь и любовь? Каким примером веры было бы это, если бы среди литургического кризиса в Латинской Церкви наших дней во всех святых Мессах на всей земле распространялись бы все больше знаки поклонения, тишины, сакральности пения и музыки, если священник и верующие были бы обращены полностью ко Христу - внутренне и так же и внешне, смотря вместе на лик Распятого или на дарохранительницу в центре храма. Пусть святые мученики России, мученики верности Папе Римскому и светлейшие почитатели святой Евхаристии помогут нам, дабы наша вера росла и была в истинном смысле слове все больше католической! Аминь.

- UVR, 15. 10. 2011

Associatio Una Voce Russia, MMVIII-MMIV. Главный программист: Алексей Колчин.