Una Voce Russia
Сохранение вероучительной, исторической и культурной идентичности Католической Церкви в России.

Deus, qui animae famuli tui Gregorii aeternae beatitudinis praemia contulisti : concede propitius; ut, qui peccatorum nostrorum pondere premimur, ejus apud te precibus sublevemur.
Sancte Gregori, patrone Foederationis Internationalis Una Voce, ora pro nobis!
Все новости

 

В последние дни на многих католических сайтах обсуждается письмо кардинала Ратцингера, опубликованное священником-кларетином Матиасом Оже в своем блоге. Это письмо было написано будущим Папой в 1999 году в качестве ответа на письмо самого о. Оже, в котором тот выражал свое недоумение по поводу некоторых высказываний Ратцингера на конференции, посвященной 10-летию motu proprio Иоанна Павла II "Ecclesia Dei", рассматривавшем ситуацию, возникшую в Церкви после незаконного рукоположения четверых епископов лидером традиционалистского движения архиепископом Марселем Лефевром. Священник, бывший в то время профессором Папского литургического института св. Ансельма, в частности, спрашивает кардинала, как могут принципы, провозглашенные II Ватиканским собором, согласоваться с восстановлением т.н. тридентской Мессы. Его также удивили слова кардинала Ньюмена, процитированные Ратцингером, в которых говорится, что Церковь никогда не упраздняла и не запрещала "православные формы литургии". О. Оже задает вопрос — разве значительные изменения, введенные Папой Пием X в бревиарий или Пием XII в чинопоследование Страстной Недели, не упразднили древние тридентские установления? Кроме того, по мнению о. Оже, корректнее говорить о тридентском обряде и обряде II Ватиканского Собора не как о различных обрядах, но как о двух исторических фазах одного и того же обряда. Литургист выражает свое несогласие и с некоторыми другими высказываниями Ратцингера, а также недоумевает, почему он и некоторые другие кардиналы считают необходимым подвергать обсуждению реформу, утвержденную Верховным Понтификом Павлом VI, мало-помалу открывая путь использованию Миссала Пия V. В завершение своего письма священник говорит о том, что чувствует своим долгом "со смирением, но и с апостольской 'парресией' (дерзновением)" заявить о своем неприятии подобных тенденций.

Далее следует перевод не публиковавшегося ранее ответного письма кардинала Ратцингера:

 

18 февраля 1999 г.

Преподобному отцу

профессору Матиасу Оже, CMF

Институт "Claretianum"

пл. Лоренцо Мосса, 4

00165 Рим

Преподобный отче,

я внимательно прочитал Ваше письмо от 16 ноября прошлого года, в котором Вы сформулировали некоторые критические замечания по поводу конференции, которую я провел 24 октября 1998 года по случаю 10-й годовщины motu proprio "Eccelsia Dei".

Я понимаю, что Вы не разделяете мои взгляды на литургическую реформу, ее реализацию и на кризис, проистекающий из некоторых скрытых в ней тенденций, например, тенденции десакрализации.

Мне, однако, представляется, что Ваша критика не принимает во внимание двух моментов:

1. Именно Верховный Понтифик Иоанн Павел II индультом от 1984 года позволил при определенных условиях использовать литургию, предшествующую паолинской реформе; впоследствии, в 1988 году, тот же Понтифик опубликовал motu proprio "Eccelesia Dei", которым засвидетельствовал свое намерение идти навстречу тем верным, которые ощущают привязанность к определенным формам прежней латинской литургии, и потому просил епископов "щедро и великодушно" предоставлять возможность использования литургических книг 1962 года.

2. Немалая часть верных католиков, прежде всего, франко- , англо- и немецкоговорящих, сохраняют сильную привязанность к древней литургии, и Верховный Понтфик не желает, чтобы в их отношении повторилось то, что произошло в 1970 году, когда новая литургия была введена крайне жестким способом, с переходным периодом в 6 месяцев, при том, что авторитетный Трирский литургический институт придерживался мнения о необходимости, если не ошибаюсь, десятилетнего периода.

Таким образом, есть два момента, которые следовало бы принять во внимание, а именно – авторитет правящего Верховного Понтифика и его пастырское и уважительное внимание к верным-традиционалистам.

Поэтому я хотел бы добавить некоторые ответы на Вашу критику по поводу моего выступления.

1. В том, что касается Тридентского Собора, я никогда не говорил, что он реформировал литургические книги; напротив , я всегда подчеркивал, что послетридентская реформа, находясь в полной преемственности с историей литургии, не намеревалась отменить другие православные латинские литургии (тексты которых существовали более двухсот лет), а также не предписывала литургического единообразия.

Когда я говорил, что также и верные, пользующиеся индультом 1984 года, должны следовать постановлениям Собора, я хотел показать, что фундаментальные решения II Ватиканского Собора являются местом встречи всех литургических движений и, следовательно, являются также мостом к примирению на литургическом поле. Присутствовавшие слушатели, на самом деле, поняли мои слова как приглашение к открытости Собору, к встрече с литургической реформой. Я полагаю, что тот, кто защищает необходимость и ценность реформы, должен был бы быть полностью согласен с таким способом приближения «традиционалистов» к Собору.

2. Цитирование Ньюмена преследовало цель указать на то, что Церковь своей властью никогда в течение своей истории не отменяла юридическим актом никакой православной литургии. В то же время, имеет место феномен, что та или иная литургия исчезает и начинает принадлежать истории, а не настоящему времени.

3. Я не хотел бы вдаваться во все подробности Вашего письма, хотя мне и не составило бы труда ответить на различные Ваши критические замечания по поводу моих высказываний. Меня, однако, беспокоит то, что касается единства римского обряда. Этому единству сегодня угрожают не столько небольшие общины, которые пользуются Индультом и зачастую рассматриваются как прокаженные, как люди, которые занимаются чем-то неприличным и даже безнравственным. Нет, единству римского обряда угрожает дикая креативность, зачастую поощряемая литургистами (например, в Германии ведется пропаганда проекта "Миссала 2000", аргументируемая тем, что Миссал Павла VI уже устарел). Повторю то, что уже говорил в своем выступлении – различие между Миссалом 1962 года и Мессой, точно совершаемой согласно Миссалу Павла VI, намного меньше, чем различие между разнообразными, так называемыми "творческими", способами применения Миссала Павла VI. В этой ситуации присутствие предшествующего Миссала может оказаться плотиной на пути ставших, к сожалению, частыми, искажений литургии, и быть своего рода опорой для подлинной реформы.

Основываясь на собственном опыте, могу сказать, что противодействие Индульту 1984 (1988) года во имя единства римского обряда является позицией весьма далекой от реальности. Мне, впрочем, немного жаль, что Вы не увидели в моем выступлении призыва, обращенного к "традиционалистам" — открыться Собору, выйти навстречу примирению, в надежде со временем преодолеть пропасть между двумя Миссалами.

Тем не менее, благодарю Вас за Ваше дерзновение, позволившее мне откровенно порассуждать о реальности, которая равным образом беспокоит нас обоих.

С чувством благодарности за труд, который Вы вкладываете в образование будущих священников, приветствую Вас,

Ваш о Господе,

+ Йозеф Кард. Ратцингер

- presbyter.ru, 2. 10. 2010

Associatio Una Voce Russia, MMVIII-MMIV. Главный программист: Алексей Колчин.