Una Voce Russia
Сохранение вероучительной, исторической и культурной идентичности Католической Церкви в России.
Анатолий Чистов. (c) Фото из архива Una Voce Russia.
R.I.P.
Анатолий Чистов
30.VIII.1970 † 23.VII.2012
магистр истории Гейдельбергского университета, работник прихода Непорочного Зачатия в Москве, член Una Voce Russia с 2005 г.
 In paradisum deducant te Angeli; in tuo adventu suscipiant te martyres, et perducant te in civitatem sanctam Jerusalem. Chorus angelorum te suscipiat, et cum Lazaro quondam paupere aeternam habeas requiem.
Все новости

 

Итальянская газета "Il Foglio" опубликовала статью, в которую вошли фрагменты беседы с кардиналом Антонио Каньисаресом Льовера.

Согласившись, что посредством motu proprio "Summorum Pontificum" Святой Отец Бенедикт XVI протянул руку последователям монс. Марселя Лефевра, кардинал добавляет:

"Это так, но я полагаю, что motu proprio и само по себе имеет огромную ценность для Церкви и для литургии. Хотя кое-кто о нем сожалеет, судя по откликам, которые поступали и продолжают поступать по сей день, можно и нужно все же сказать, что motu proprio это не шаг назад, не возвращение к прошлому. Оно признает и принимает полностью, во всей исторической глубине, великие сокровища традиции, находящие в литургии самое подлинное и совершенное свое выражение. Церковь не может позволить себе отбросить эти сокровища, отказаться от богатого наследия этой традиции, содержащегося в Римском обряде. Для нее это значило бы предать, отречься от самой себя. Невозможно отказаться от исторического наследия литургии Церкви, пожелать начать все с нуля - как хотели бы сделать иные - не искалечив тело Церкви, как при ампутации. Кое-кто понимает соборную литургическую реформу как разрыв, а не органическое развитие традиции. В годы после Собора слово "изменение" было почти что волшебным, необходимо было изменить все прежнее настолько, чтобы забыть о нем, создать все заново, требовалось ввести новизну - плод труда и творчества человека. Нельзя забывать, что послесоборная литургическая реформа совпала с культурной обстановкой, в которой доминировала концепция человека как "творца", а это едва ли гармонирует с литургией, являющейся, прежде всего, действием Бога и Его приоритетом, "правом" Бога, богопочитанием и традицией, полученной нами и принятой раз и навсегда. Литургия - не наше произведение, не наше творение; представление же о человеке как о "творце" ведет к обмирщенному представлению о мире, в котором Богу часто нет места. Эту страсть к изменениям и утрате традиции мы еще не преодолели, и вот почему, среди прочего, как мне кажется, некоторые с таким недоверием отнеслись к motu proprio, не захотели приветствовать его и воплощать в жизнь, возвращаться к великому богатству Римской литургической традиции, которое мы не можем безрассудно расточить, не стали искать и принимать взаимное обогащение двух форм единого Римского обряда - "ординарной" и "экстраординарной". Motu proprio "Summorum Pontificum" имеет огромную ценность не только в сфере литургии, но и во всем бытии Церкви, ее традиции, без которой Церковь превратится в переменчивое человеческое учреждение, имея также свое применение и к тому, как следует читать и толковать II Ватиканский Собор. Тот, кто читает и интерпретирует его в духе разрыва, прерывания преемственности, ничего в Соборе не понимает и искажает его смысл. Поэтому, как подчеркивает Папа, лишь "герменевтика преемственности" ведет нас к правильному и верному прочтению Собора, к осознанию того, о чем он говорит и чему учит в целом, и в частности - в конституции о Священной Литургии "Sacrosanctum Concilium", неотъемлемой части этого целого. Так что motu proprio играет также очень важную роль в деле церковного общения".

Папа ведет медленный, но необходимый процесс восстановления Церкви в подлинном духе литургии. Однако здесь возникают разделения и конфликты. Вот что говорит об этом префект Конгрегации богослужения и дисциплины таинств:

"Я считаю великим вкладом Папы то, что он ведет нас к истинному пониманию литургии, его мудрое учительство приближает нас к подлинному "духу" литургии (так - "Дух литургии" - называется одна из его работ, написанных еще до того, как он стал Папой). Прежде всего он ведет образовательный процесс, стараясь подвигнуть нас по направлению к этому "духу" или настоящему смыслу литургии, помочь преодолеть широко распространенный редукционистский взгляд на нее. На это направлено и его учительство, столь обильное в этой сфере до того, как он стал Папой, и запоминающиеся жесты, сопровождающие церемонии, которые он возглавляет. Если мы хотим жить литургией в соответствии с ее природой, если не хотим потерять сокровища и наследие литургической традиции, нам следует принимать эти действия и уроки. Кроме того, они - великий дар для формации, столь насущно необходимой христианскому народу. С этой же точки зрения нужно рассматривать и motu proprio, подтверждающее возможность того, чтобы служить по обряду Римского миссала, утвержденному Папой Иоанном XXIII и восходящему с постепенными модификациями к эпохе св. Григория Великого и даже более ранним временам. Несомненно, что те, кто пользуется своим правом служить Мессу в соответствии с "древним" или "экстраординарным" обрядом или участвовать в ней сталкиваются со многими трудностями. Здесь не должно быть противопоставления, на нее не следует смотреть с подозрением или лепить ярлык "дособорной" или, хуже того, "анти-соборной"…

- UVR, 14. 01. 2010

Associatio Una Voce Russia, MMVIII-MMIV. Главный программист: Алексей Колчин.