Una Voce Russia
Сохранение вероучительной, исторической и культурной идентичности Католической Церкви в России.

Oremus pro Antistite nostro Clemente. Stet et pascat in fortitudine tua, Domine, in sublimitate nominis tui.
Все новости

 

Итальянская газета "Il Foglio" опубликовала статью, в которую вошли фрагменты беседы с кардиналом Антонио Каньисаресом Льовера.

Согласившись, что посредством motu proprio "Summorum Pontificum" Святой Отец Бенедикт XVI протянул руку последователям монс. Марселя Лефевра, кардинал добавляет:

"Это так, но я полагаю, что motu proprio и само по себе имеет огромную ценность для Церкви и для литургии. Хотя кое-кто о нем сожалеет, судя по откликам, которые поступали и продолжают поступать по сей день, можно и нужно все же сказать, что motu proprio это не шаг назад, не возвращение к прошлому. Оно признает и принимает полностью, во всей исторической глубине, великие сокровища традиции, находящие в литургии самое подлинное и совершенное свое выражение. Церковь не может позволить себе отбросить эти сокровища, отказаться от богатого наследия этой традиции, содержащегося в Римском обряде. Для нее это значило бы предать, отречься от самой себя. Невозможно отказаться от исторического наследия литургии Церкви, пожелать начать все с нуля - как хотели бы сделать иные - не искалечив тело Церкви, как при ампутации. Кое-кто понимает соборную литургическую реформу как разрыв, а не органическое развитие традиции. В годы после Собора слово "изменение" было почти что волшебным, необходимо было изменить все прежнее настолько, чтобы забыть о нем, создать все заново, требовалось ввести новизну - плод труда и творчества человека. Нельзя забывать, что послесоборная литургическая реформа совпала с культурной обстановкой, в которой доминировала концепция человека как "творца", а это едва ли гармонирует с литургией, являющейся, прежде всего, действием Бога и Его приоритетом, "правом" Бога, богопочитанием и традицией, полученной нами и принятой раз и навсегда. Литургия - не наше произведение, не наше творение; представление же о человеке как о "творце" ведет к обмирщенному представлению о мире, в котором Богу часто нет места. Эту страсть к изменениям и утрате традиции мы еще не преодолели, и вот почему, среди прочего, как мне кажется, некоторые с таким недоверием отнеслись к motu proprio, не захотели приветствовать его и воплощать в жизнь, возвращаться к великому богатству Римской литургической традиции, которое мы не можем безрассудно расточить, не стали искать и принимать взаимное обогащение двух форм единого Римского обряда - "ординарной" и "экстраординарной". Motu proprio "Summorum Pontificum" имеет огромную ценность не только в сфере литургии, но и во всем бытии Церкви, ее традиции, без которой Церковь превратится в переменчивое человеческое учреждение, имея также свое применение и к тому, как следует читать и толковать II Ватиканский Собор. Тот, кто читает и интерпретирует его в духе разрыва, прерывания преемственности, ничего в Соборе не понимает и искажает его смысл. Поэтому, как подчеркивает Папа, лишь "герменевтика преемственности" ведет нас к правильному и верному прочтению Собора, к осознанию того, о чем он говорит и чему учит в целом, и в частности - в конституции о Священной Литургии "Sacrosanctum Concilium", неотъемлемой части этого целого. Так что motu proprio играет также очень важную роль в деле церковного общения".

Папа ведет медленный, но необходимый процесс восстановления Церкви в подлинном духе литургии. Однако здесь возникают разделения и конфликты. Вот что говорит об этом префект Конгрегации богослужения и дисциплины таинств:

"Я считаю великим вкладом Папы то, что он ведет нас к истинному пониманию литургии, его мудрое учительство приближает нас к подлинному "духу" литургии (так - "Дух литургии" - называется одна из его работ, написанных еще до того, как он стал Папой). Прежде всего он ведет образовательный процесс, стараясь подвигнуть нас по направлению к этому "духу" или настоящему смыслу литургии, помочь преодолеть широко распространенный редукционистский взгляд на нее. На это направлено и его учительство, столь обильное в этой сфере до того, как он стал Папой, и запоминающиеся жесты, сопровождающие церемонии, которые он возглавляет. Если мы хотим жить литургией в соответствии с ее природой, если не хотим потерять сокровища и наследие литургической традиции, нам следует принимать эти действия и уроки. Кроме того, они - великий дар для формации, столь насущно необходимой христианскому народу. С этой же точки зрения нужно рассматривать и motu proprio, подтверждающее возможность того, чтобы служить по обряду Римского миссала, утвержденному Папой Иоанном XXIII и восходящему с постепенными модификациями к эпохе св. Григория Великого и даже более ранним временам. Несомненно, что те, кто пользуется своим правом служить Мессу в соответствии с "древним" или "экстраординарным" обрядом или участвовать в ней сталкиваются со многими трудностями. Здесь не должно быть противопоставления, на нее не следует смотреть с подозрением или лепить ярлык "дособорной" или, хуже того, "анти-соборной"…

- UVR, 14. 01. 2010

Associatio Una Voce Russia, MMVIII-MMIV. Главный программист: Алексей Колчин.