Una Voce Russia
Сохранение вероучительной, исторической и культурной идентичности Католической Церкви в России.
Анатолий Чистов. (c) Фото из архива Una Voce Russia.
R.I.P.
Анатолий Чистов
30.VIII.1970 † 23.VII.2012
магистр истории Гейдельбергского университета, работник прихода Непорочного Зачатия в Москве, член Una Voce Russia с 2005 г.
 In paradisum deducant te Angeli; in tuo adventu suscipiant te martyres, et perducant te in civitatem sanctam Jerusalem. Chorus angelorum te suscipiat, et cum Lazaro quondam paupere aeternam habeas requiem.
Все новости

 

Кардинал Дарио Кастрилльон Ойос, председатель Папской комиссии "Ecclesia Dei", опубликовал следующий документ.

 

Ответ кардинала-председателя Папской комиссии "Ecclesia Dei" на ряд вопросов

Поскольку в Папскую комиссию "Ecclesia Dei" часто поступают вопросы касательно motu proprio "Summorum Pontificum", многие из которых основаны на предписаниях документа "Quattuor abhinc annos", направленного Конгрегацией богослужения председателям епископских конференций 3 октября 1984 г., председатель комиссии, Его Высокопреосвященство кардинал Дарио Кастрилльон Ойос счел уместным дать следующие ответы:

В.: Допустимо ли обращаться к посланию "Quattuor abhinc annos" для урегулирования вопросов, касающихся служения по экстраординарной форме Римского обряда, т. е. согласно Римскому Миссалу 1962 г.?

О.: Очевидно, нет. Это связано с тем, что с обнародованием motu proprio "Summorum Pontificum" предписания по использованию Миссала 1962 г., данные ранее в "Quattuor abhinc annos" и затем в motu proprio Слуги Божия Иоанна Павла II "Ecclesia Dei adflicta", утратили силу.

Собственно, сам документ "Summorum Pontificum" уже в ст. 1 ясно утверждает, что "условия, установленные для использования этого Миссала в предшествующих документах "Quattuor abhinc annos" и "Ecclesia Dei", изменяются". Motu proprio перечисляет новые условия для его использования.

Поэтому ссылаться на ограничения, касающиеся служения по Миссалу 1962 г. и установленные этими двумя документами, более не возможно.

В.: В чем состоят основные различия между последним motu proprio и этими двумя прежними документами относительно данного вопроса?

О.: Первое сущностное отличие состоит, разумеется, в том, что теперь стало законным служить Святую Мессу по экстраординарному обряду без предварительного получения особого разрешения, называющегося индультом. Святой Отец Бенедикт XVI раз и навсегда установил, что Римский обряд состоит из двух форм, которым он дал наименования "ординарной формы" (служение Novus Ordo, согласно Миссалу Павла VI от 1970 г.) и "экстраординарной формы" (служение по грегорианскому обряду, согласно Миссалу блаженного Иоанна XXIII от 1962 г.), и подтвердил, что Миссал 1962 г. никогда не был упразднен. Другое отличие состоит в том, что при Мессах, совершаемых без верных, каждый католический священник Латинского обряда, будь он диоцезальный или монашествующий, может использовать любой из этих двух Миссалов (ст. 2). Далее, при Мессах с народом или без народа настоятелю прихода или ректору церкви, в которой священник намеревается служить, следует давать ему на это разрешение, если он представит "целебрет" от своего ординария. Если в разрешении будет отказано, то епископ, согласно нормам motu proprio, должен обеспечить то, чтобы такое разрешение было дано (ср. ст. 7).

Важно знать, что еще 12 декабря 1986 г. была "по воле Святого Отца, с задачей рассмотрения шагов, необходимых для устранения неэффективности понтификального индульта "Qattuor anhinc annos" (касательно возобновления в Латинской Церкви так называемой "тридентской Мессы" по Римскому Миссалу типического издания 1962 г.), данного Конгрегацией богослужения, протокол № 686/84 от 3 октября 1984 г.", сформирована комиссия "ad hoc", состоявшая из высокопреосвященных кардиналов: Пауля Августина Майера, префекта Конгрегации богослужения, Агостино Касароли, Бернардена Гантена, Йозефа Ратцингера, Уильяма У. Баума, Эдуарда Ганьона, Альфонса Штиклера и Антонио Инноченти. Эта комиссия еще тогда предложила Святому Отцу Иоанну Павлу II для достижения этой цели многие существенные элементы, обнаруживаемые в motu proprio.

Я дам обзор доклада, представленного высокопреосвященными кардиналами, чтобы показать, как последующие документы отражают мнение, высказанное столь важной комиссией кардиналов спустя столь немного времени после публикации "Quattuor abhinc annos".

Было сказано, что:

  • "Желание и намерение Святого Отца (Иоанна Павла II) состояло в том, чтобы способствовать внутренней гармонии в Церкви, а через это - и назиданию братии".
  • "Это может быть достигнуто также путем первичной реорганизации приобщения к практике "lex orandi", представляющей собою здравую актуализацию литургической реформы, но при непременном уважении законных нужд меньшинств, которые, однако, характеризовались бы не только полной теоретической ортодоксальностью, но и подлинно примерным образом христианской жизни и искренней преданностью Апостольскому Престолу".
  • "Посему задачей всех - епископов, священников и верных - должно стать устранение скандальных произвольных действий, порожденных неверно понятой "креативностью", производящей "дикие Мессы" [Messe selvagge] и прочие осквернения, весьма вредящие этим верным, отчуждая их от возможности принять литургическую реформу и новые литургические книги, включая Миссал, поскольку, к сожалению, создается ошибочное впечатление, что они (т. е. новые литургические книги) и стали причиной таковых развратительных актов профанации.

    Комиссия предложила также, что:

  • "Следует повторить, через посредство компетентной дикастерии, что Папа желает внутреннего умиротворения среди всех верных помесных Церквей, достигаемого путем конкретного применения разрешений, данных им в индульте".
  • "Епископы должны исполнять волю Верховного Понтифика, поступая в соответствии с его намерениями".
  • "Адекватный ответ должен быть дан со стороны епископов тем, кто желает помешать использованию индульта, представляя его причиной разделения, а не воссоединения. Подобный ответ должен быть не полемическим, но пастырским, разъясняя, деликатно и с терпением, букву и дух индульта".

    Далее было авторитетно заявлено, что:

  • "Подлинная проблема, представленная рассмотрению комиссии, состоит, как представляется, не столько в искусственном конфликте, разрешить который должен был индульт, сколько в том, что было им продемонстрировано и что стало его причиной, а именно - в противоречии между правильным претворением в жизнь литургической реформы и порожденными бесконтрольной фантазией, встречающими терпимое отношение злоупотреблениями. Поэтому, помимо индульта, требуется действие Святого Престола на совершенно ином уровне, направленное на устранение вышеупомянутых злоупотреблений, искажающих соборную литургическую реформу".
  • "В своем представленном виде индульт, с одной стороны, создал впечатление, будто Месса на латыни, так называемая "тридентская Месса", это реалия низшего, вторичного порядка, восстановленная лишь из толерантной жалости к тем, кто этого просил, а с другой стороны - ввиду обременительных условий, содержавшихся в индульте - создавалось также впечатление, что Святой Престол считал именно так и что он не дал бы индульта, если бы не был к тому вынужден".
  • "Необходимо повторить и дать понять епископам подлинную волю Святого Отца, состоящую не в терпимости в негативном смысле, но позитивно - в реальной и собственной пастырской инициативе, предпринимаемой не для смягчения реакции на злоупотребления, но ради восстановления гармонии и приведения разногласий к примирению".
  • "Необходимо устранить все содержащиеся в индульте ограничения, дабы у епископов не создавалось впечатления, что Святой Престол в действительности не желает этого индульта, а у верных - что они просят о чем-то, что Святой Престол лишь едва терпит".

    В проведенном комиссией обсуждении выяснилось, что:

  • "Комиссия одобряет дачу индульта всем верным и священникам, которые хотят использовать его "in aedificationem", а не в антисоборных целях".
  • "Необходимо было дать знать епископам, что индульт соответствовал воле Папы о его использовании, а верным - что они должны почтительно испрашивать воплощения воли Папы, дабы епископы, получив уважительную просьбу, не имели бы уже причин отказать в ней".
  • "Возникает вопрос о том, действительно ли для примирения было необходимо, чтобы Святая Месса на латыни совершалась только с согласия епископа".
  • "Как общий принцип, следует уменьшить жесткость ограничительных положений индульта и дополнительных условий, налагаемых епископами".
  • "Что касается оговорки о группах, то, поскольку индульт предназначен для таковых групп, ее следует сохранить, однако juxta modum, так, чтобы, с одной стороны, не создавать группы из трех-четырех человек, но с другой - не запрещать того, чтобы к группе, получившей разрешение, мог в этом качестве присоединяться и кто-то еще.

    Комиссия заметила, что:

  • "С разрешением чтений на народных языках нет никаких сложностей".
  • "Касательно возможности выбирать тот или другой Лекционарий имеются определенные оговорки, исходящие из опасения путаницы, связанной с различием между календарями двух Миссалов, при том, что относительно разрешения использовать префации нового Миссала никаких сложностей не наблюдается".
  • "Дополнительные условия, налагаемые епископом, и ограничения индульта, касающиеся неприходских церквей и групп, должны быть устранены".
  • "Указав, что латинский язык как знак единства не может и не должен исчезнуть из Церкви, и желая, чтобы епископам в исполнении их прерогатив оказывалась "помощь", а не "уважение", нам следует достичь сего путем уменьшения сложной казуистики, окружающей индульт, согласно критерию большей простоты. Таким образом можно также устранить впечатление, будто, посредством этого индульта, Святой Престол "одной рукой дает, а другой - отнимает". Для этого мы должны продемонстрировать его эволюционную преемственность по отношению к предыдущим папским директивам, исключающую противоречивое их толкование".

    Цитируя п. 23 "Sacrosanctum Concilium" "относительно критериев, которые должны соблюдаться при сочетании традиции с прогрессом в деле литургической реформы и п. 26 того же документа касательно норм таковой реформы, проистекающих из иерархической и общинной природы литургии, комиссия предложила, чтобы в окончательном документе, в котором индульт будет пересмотрен, ударение делалось бы на объективном, а не произвольном, характере литургической реформы - равно затем, чтобы дать понять, как это следует понимать при употреблении латинского языка и обоих изданий Римского Миссала, и чтобы обеспечить, чтобы по крайней мере в крупных городах по праздничным дням могла совершаться одна Месса на латинском языке, при свободе выбора между типическими изданиями (1962 г. или 1980 г. [так в тексте]) Римского Миссала".

  • "Предлагается распространить права, данные индультом, также и на ординариев, генеральных настоятелей, провинциальных настоятелей и др."
  • "Касательно согласия или несогласия епископа на совершение Святой Мессы на латинском языке, следует помнить, что Павел VI сказал, что per se, служа частным образом, священник должен делать это на латыни, поскольку разрешение на использование народных языков имеет пастырский характер с тем, чтобы позволить верным понимать содержание обряда и благодаря тому лучше участвовать в нем".
  • "Подтверждается необходимость того, чтобы позволить свободно выбирать для служения Святой Мессы на латыни тот или иной Миссал".
  • "В том, что касается способа требуемого вмешательства, предпочтительным представляется новый папский документ, в котором, сосредоточившись на реальной ситуации литургической реформы, была бы ясно дана возможность свободно выбирать между двумя Миссалами на латыни, причем один из них был бы представлен как результат развития, а не как нечто противоположное другому, и устранялось бы впечатление, будто каждый Миссал является временным продуктом той или иной исторической эпохи".
  • "Относительно ранее высказанных пожеланий вновь подтверждается, что следует продемонстрировать наличие ясной логической линии развития между документами Церкви и свободным выбором для совершения Святой Мессы того или иного Миссала, и предлагается показать, что они не должны считаться ничем иным, как один - развитием другого, поскольку литургические нормы, не будучи "законами" в собственном смысле этого слова, не могут отменяться, а могут лишь замещаться предшествующие - последними.

    Обо всем этом было доложено Святому Отцу.

     

    См. также оригинал (на итальянском языке).

    - UVR, 29. 10. 2008

    Associatio Una Voce Russia, MMVIII-MMIV. Главный программист: Алексей Колчин.